Два бомжа, Сергей Ястребов, Бочонок Мёда для Сердца

Два бомжа

Если решил помочь — помогай без условий и ожиданий.
Или лучше ничего не делай. Помоги себе.
И тогда поможешь другим.
Неизвестный автор

Стоял февраль, до жути холодный. Мы с моей девушкой Наташей, как самые настоящие северные люди, гуляли по морозу и вдруг увидели в коридоре магазина бездомного мужчину. Невысокого роста, опухший. Доброе-предоброе лицо, немного перекошенное. От него, как от настоящего бомжа, дурно пахло. Под его курткой явно была спрятана бутылка какого-то алкогольного напитка. Мужчина обратился к нам с необычной просьбой — проводить его до следующего квартала. Нам было как раз по пути, и мы согласились помочь. Он тут же начал благодарить нас от всей души и радостный вышел с нами на улицу.

Этот бездомный понравился мне своей открытой душой и позитивным настроем. К счастью, на морозе его ядрёный запах уже не чувствовался. Мы разговорились.

Я спросил:

— Как тебя зовут?

— Василий. А тебя как?

— Серёга. А это Наташа.

— Спасибо, ребята. Выручили, ё-моё. А то страшно идти назад, тем более с бутылкой. Меня один раз поймали пацаны молодые, отобрали всё, что было, и побили сильно. Челюсть поломали. Даже в больницу попал. Только срослось криво. Ну хоть живой остался, и то слава богу.

Всё это он говорил так легко, как будто это произошло с кем-то другим. В его словах не было ни печали, ни обиды, ни злости.

Он рассказал, что отбывал двухлетний срок в исправительной колонии в Республике Коми, и после освобождения остановился в нашем городе Сыктывкаре. Даже смешно говорить, за что сел. Друзья-собутыльники спёрли у кого-то мотороллер, а повесили всё на Васю, который в это время был «в отключке».

Один человек на зоне обещал помочь ему заработать денег в Сыктывкаре, а оказалось — обман. Выпили. Проснулся. Друга нет. Денег и документов тоже. Как-то дозвонился до дома. А это Краснодарский край — в общем, далековато. Брат хотел помочь, но так и не приехал. Несколько раз Васю забирали милиционеры. Те звонили родственникам для уточнения личности. Но брат снова не приехал. Вася просил сотрудников помочь ему, но это было не в их силах.
Когда он попал в больницу со сломанной челюстью — снова дозвонился домой. Но брат не смог приехать. Так Вася и стал бомжом в нашем городе. Передвигался строго в определённом квартале. С другими бездомными дружбу не заводил. Никому больше не доверял. Просил милостыню, ел, пил, спал, где придётся. В общем, выживал, как мог. Но не терял позитивного настроя к жизни.

И вот мы подошли к месту, которое Вася назвал «своей точкой». Это был продуктовый магазин. В определённые дни он стоял здесь и зарабатывал себе на жизнь.

От его рассказов у меня защемило в груди. Я не мог поверить в то, что Вася совсем никому не нужен и что ему невозможно помочь. Я спросил его напоследок:

— Тебе, может, принести тёплые носки или ещё что-то? Холодно же. Хочешь, придём завтра?

— Серёга, ну конечно. Спрашиваешь. Спасибо вам, ребята, за всё. Завтра я буду стоять вот тут — и показал рукой на дверь продуктового магазина. — Ну, я пошёл. Пока.

После этих слов он направился в проход между двумя заледенелыми домами и скрылся. А я испытывал глубокую радость от того, что у меня есть возможность помочь хоть чем-то этому доброму человеку. На мой взгляд, у Васи просто не было внутреннего стержня и воли, поэтому и не мог он ничего поделать со своей ситуацией. Как я понял, он уже особо не надеялся, что вернётся домой и даже был готов к смерти. Но жить ему, конечно же, всё-таки хотелось.

На следующий день мы с Наташей, как и обещали, принесли Васе кое-что из тёплой одежды и купили еды. Он снова благодарил нас от всей души. Ничего больше не просил — радовался тому, что есть. Мы чуть было не ушли, и тут в моей голове неожиданно вспыхнула мысль:

— Вася, а хочешь, я тебе помогу? Найду твоих родственников? Обо всём договорюсь? Хочешь уехать домой?

— Ну конечно, Серёга. Спрашиваешь! — Сказал он, едва сдерживая слёзы радости.

Я записал данные Васи и его родственников, которые он помнил: имена, адреса, телефоны. И пообещал вернуться на следующий день с хорошими новостями.

Через социальную сеть я нашёл родственников Васи и начал переговоры с ними. Рассказал им о своём желании помочь. И они с радостью приняли моё предложение. В течение нескольких дней решался вопрос, приедет ли родной брат за Васей, или мне самому придётся отвезти его домой, или он всё же поедет один. Я продолжал приходить к нему каждый день — купить еды и рассказать новости. И в один из тех дней мы с Наташей расстались. Но это совсем другая история. Скажу только одно — мы к этому давно шли.

Я собрал вещи и отвёз к другу. Сам он был в отъезде, и в это время у него в квартире гостил наш общий друг. В тот же день я поехал к Васе на своём спортивном велике. Холодно. Грустно. В голове каша. Но я твёрдо знал, что должен сделать это…

— Вася, я хочу забрать тебя, чтобы ты жил дома, как человек. Только я теперь сам вроде как бомж. Но вместе мы прорвёмся. Если не будешь пить, то я возьму тебя с собой.

— Я согласен, — резво ответил он, не дожидаясь, пока я договорю.

— Ну, тогда за мной!

И мы пошли на квартиру моего друга, который и не догадывался, что я собираюсь привести в его дом грязного и вонючего бомжа, отмыть его в ванной, отогреть, накормить горячей едой и привести в порядок. Он и по сей день не знает об этом. Возможно, узнает, только когда прочитает эту историю. Надеюсь, он простит меня…

Как же вовремя я забрал Васю… На одной ноге у него началось обморожение, но теперь ему уже ничего не угрожало. Было приятно видеть, как человек преображается от чистоты, тепла и заботы.

Теперь мы с Васей были «два бомжа». И нам нужно было срочно искать жилище. Мы съездили по нескольким адресам, найденным через Интернет. Хозяева, когда видели Васю, сразу же отказывались нам помочь. Это потому что лицо у него всё ещё было опухшим и непривлекательным. Потом я обзвонил всех друзей. Надеялся, верил, молился и ждал.

Через несколько часов позвонил мой друг Артём и предложил нам интересный вариант. Пожить в маленькой однокомнатной квартире в одноэтажном деревянном доме. По документам он был уже списан, но его должны были снести только весной. В квартире была печь на дровах и электричество. Ура-а-а! У нас появился свой дом!

Мы с Васей сделали генеральную уборку и небольшой ремонт. В итоге — провели вместе целый месяц. Всё это время мы ждали, когда будут готовы документы в паспортном столе.

По будням я ездил на работу. Было страшновато — вдруг Вася сбежит, что-то натворит. Я постоянно звонил ему, узнавал, как дела. Вечером привозил еду, сигареты, но спиртное было запрещено. И он терпел, потому что очень хотел вернуться домой.

Вася часто шутил, кривлялся, пел песни — в общем, смешил меня, как мог. Спали мы вместе на одном большом диване. Иногда он прижимался ко мне, как ребёнок, и только потом засыпал.

Но не всё было гладко. Я часто психовал, если Вася делал что-то не так. Мы ругались. Потом мирились. Временами ему очень хотелось мясного. А поскольку я сам не ел мяса, то и ему не покупал. Мне и так приходилось тратиться, чтобы кормить его. Я рассуждал так: «Кушай то, что есть». Он по-детски обижался, но выбора у него не было.

И вот что самое неприятное. Я хотел, чтобы Вася стал другим — лучше, чем был. В общем, пытался изменить его. Запрещал ругаться матом при мне. Все уши ему прожужжал о том, как хорошо жить без алкоголя. Несколько раз он говорил, что я сложный человек. А я считал, что это он — непослушный и неблагодарный. В общем, нам обоим было тяжело. Но я взял на себя ответственность за человека и поэтому терпел. Назвался груздем — полезай в кузов.

Наконец-то документы были готовы. Теперь предстояло отправить Васю домой. Я повёз его на своей машине до узловой железнодорожной станции. За компанию с нами поехал тот самый друг, который жил в квартире, куда я привёл Васю. Так что нам было весело в пути.

Приехали на станцию. Постояли, поговорили, посмеялись. Проводник велел пассажирам срочно заходить в вагон. Мы с Васей крепко обнялись на прощание. Потом я взял с него слово, что он доедет без приключений и не будет ни с кем пить. Я пожелал ему удачи, и он уехал…

Вернулся домой. Присел на диван. Вспомнил, как всё начиналось… В «нашей» квартире было пусто и одиноко. Я не понимал, что не так. И тут меня осенило! Мне очень не хватало Васи. Его доброты и любви. Я осознал, что часто был несправедлив к нему и что нельзя переделать людей по своему желанию. Эх, надо было всё-таки накормить его мясом! Но Вася уехал… А я остался… И от этих мыслей я зарыдал в подушку…

Пока я помогал Васе, мне словно не нужно было думать о
себе. Я заботился о нём, и мы жили как семья. А теперь ничего этого больше не было. Сквозь слёзы я прошептал:

— Вася, родной. Теперь я один. Без девушки. Без тебя. Но я уже не бомж. И ты тоже. Прости меня за всё. Я стану добрее. Обещаю.

Не нужно исправлять человека.
Он изменится сам, если захочет.
Просто люби.

Сергей Ястребов
из книги «Бочонок Мёда для Сердца»

© Сергей Ястребов
Сергей Ястребов, Бочонок Мёда для Сердца
Издание: «Бочонок Мёда для Сердца. Истории, от которых хочется жить, любить и верить.», автор-составитель Сергей Ястребов, издательство «АСТ», 2018 год
Страна: Россия
Город: Сыктывкар
Публикация: Юлианна Ко

❤ Предложить историю

Друзья! Пожалуйста, при использовании текстов сайта указывайте авторов произведений и ссылку на источник. Спасибо вам за то, что проявляете уважение к людям и закону об авторском праве.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Лучшие истории

Ещё ❤