Письма Дедушке Морозу, Наталья Кравцова, Бочонок Мёда для Сердца

Письма Дедушке Морозу

«Что ж, пора расширяться, — сказал папа Вася, обнимая своих девчонок, пятилетнюю дочь Юльку и жену Верочку, сообщившую о грядущем прибавлении в семействе. — План действий такой! Слушайте и запоминайте! С меня — новая квартира. С любимой жёнушки — сын! А с тебя, дочура, полное послушание, помощь по хозяйству и порядок в комнате. Малыш в доме — это тебе не котёнок или хомячок. Ты понимаешь, какая это ответственность, быть старшей сестрой?»

Юлька вздохнула, столько новостей сразу обрушилось на её бедовую дедсадовскую голову в светлых кудряшках и бантом в жёлтый горох на макушке, и побежала во двор, где призывно скрипели качели под подружкой Надей.

«Новая квартира — это хорошо, больше места — больше игрушек. Брат или сестра — тоже хорошо, вдвоём веселее, будет с кем играть и смотреть мультики. Только теперь ни котёнка, ни хомячка не разрешат, потому что нельзя их в дом, где малыш», — рассуждала Надежда. Она была старше на целый год, и у неё имелся братик. Юлька понимающе кивала.

«Скрип-скрип. Хорошо. Хорошо, — поддакивали качели. — Скрип-скрип. Будет. Не будет. Скрип-скрип».

***

Пролетели тёплое лето и дождливая осень, ничего в Юлькиной жизни не изменилось, разве что немного подросла.

Закружили первые снежинки. Наступила зима. В один из воскресных дней папа отвёз маму в роддом, за братишкой. А Юлю ждал сюрприз, они с папой поехали смотреть новую квартиру. Да не одну! В первой было две большие комнаты, ну очень большие и очень светлые. А во второй — комнаты поменьше, но зато три и огромный рыжий кот в придачу! «Василия оставляю, такое моё условие, — поспешно предупредила хозяйка, показывая квартиру. — Мне его некуда забирать, переезжаю к детям, а у них есть и кот, и собака. Он аккуратный, ласковый, почти не шалит. Мы с ним очень дружно жили, я буду скучать и приезжать иногда, если разрешите». Васька, услышав своё имя, сразу же вышел знакомиться и приветливо потёрся о Юлькины ноги, приглашая себя погладить и всем своим роскошным, упитанным видом показывая, что хозяин здесь он, Василий, а Марья Ивановна состоит при нём в уборщицах и поварихах. Ну, там, в магазин сбегать за колбаской или молоком, прибраться, если он набедокурил, цветок, к примеру, с подоконника уронил или ещё чего. «Привет, тёзка!» — улыбнулся коту папа. Васька и о его ноги потёрся, признал, значит, за своего, поздоровался. Юлья была на седьмом небе от счастья: дом с лифтом, квартира с котом и балконом! Хоть пока и не Новый год, а желания исполняются. Что бы ещё у Деда Мороза попросить?

«Папа, папа, мне здесь очень нравится. Давай эту квартиру выберем», — сказала Юлька, старательно нажимая на большую чёрную кнопку вызова лифта. В их доме такого чудо-механизма с кабиной, напоминающей отсек космической ракеты, не было, на свой пятый этаж они поднимались по ступенькам длинной-предлинной лестницы с перилами, пролётами, площадками. Девочка легко добегала до самого верха, потом возвращалась, встречая маму, которая шла по ступенькам медленно, не торопясь. Комната в их старой квартире всего одна. Ни котёнка, ни птенчика, ни даже улитки — никого нельзя купить в зоомагазине или принести с улицы, родители не разрешали.

***

…Декабрь — самый чудесный месяц в году, Юлька теперь точно это знала. Брата Ванечку принесли в голубом кулёчке из тёплого одеяла, перевязанного синим бантом. Папа радовался и суетился не меньше мамы и дочки. Надя приходила в гости посмотреть на малыша и сказала, что он симпатичный и похож на старшую сестру. Он и впрямь был хорошенький, когда спал на маминых руках, в пелёнках, распашонках, накормленный и убаюканный. А потом был переезд в новую квартиру к коту Василию! К Новому году мебель и вещи расставили, разложили по своим местам. Юльку подселили в комнату к Ваське, его приданое — миски, игрушки и крошечный диванчик — Марья Ивановна оставила вместе с котом. Ванечка спал в своей кроватке в родительской спальне.

Отец принёс ёлку, выставил на балкон, на морозец. Её звёздный час пока не наступил. Мама с дочкой сидели за столом в гостиной. Васька по-хозяйски разлёгся на мягком диване. Он немного скучал по Марье Ивановне, привыкал к новым жильцам. Ожидая, пока Юля нарисует всё, что ждёт в подарок от Деда Мороза на Новый год, Вера составила меню праздничного стола, а заодно набросала список нужных продуктов и список гостей. Гулять, так гулять! Праздновать, так праздновать: рождение сына, новоселье, Новый год! «Хорошо-то как, девчонки. До Нового года с переездом управились. Завтра ёлку поставлю, а вы нарядите«,- глава семейства присел за стол с чашкой горячего чая. Бегло просмотрел исписанные женой листки бумаги, согласно кивнул. Вера улыбнулась мужу, этой зимой она была счастлива как никогда.

— Папочка, отправь завтра письма Деду Морозу, чтобы успели дойти,- Юлька протянула три сложенных пополам рисунка. — Только не смотри, это секрет! — Почему так много писем? Аж три! — удивился отец, забирая листочки. — От меня, Вани и от Васьки, а то они рисовать не умеют, — объяснила Юля.

***

Поздним вечером, уложив детей спать, родители шептались на кухне, рассматривая Юлькины письма. Для Ванечки сестра нарисовала грузовик и медвежонка с голубым бантом на шее. Для себя — аквариум с золотой рыбкой, куклу и коньки. А для Васьки — игрушечную мышку и Марью Ивановну, потому что Новый год — праздник семейный, и даже коту нужно встречать его с родными людьми.

***

«Васенька, подключайся! А то мы можем не успеть,- обрадовалась приходу мужа Вера. — Столько всего затеяли. Даже не знаю, может, надо было больше пельменей налепить. Холодец нужно на балкон выставить, чтобы застывал, оливье туда же и селёдку под шубой. Помогай, Вася! Помогай». Кот, услышав своё имя, подошёл к столу, мяукнул: «Звали? Вот он я. Помочь? Не помочь? Может, покормите лишний раз рыбкой или колбасой?» Юлькина рука с хвостиком селёдки метнулась под стол: «Угощайся, Васька!» Папа взял чашки с холодцом и понёс в гостиную. В углу, заливая комнату голубоватым светом, беззвучно работал телевизор. Рядом разноцветными огоньками гирлянд посверкивала наряженная ёлка, серебрилась мишура. Посреди комнаты стоял длинный стол, накрытый белой праздничной скатертью. Вера с Юлькой украсили его маленькими букетиками из еловых веток, расставили тарелки, разложили столовые приборы. Переливались в свете телеэкрана фужеры, стаканы, рюмки. Вася вдруг осознал, сколько гостей через пару часов постучится в их дверь, поспешно вышел на балкон, поставил холодец, с удовольствием оглядел стройные ряды аккуратно слепленных, один к одному, пельменей, замерзающих на листах бумаги. Следом вынес на холод торты — печёночный и сладкий медовик, салатники с оливье и винегретом, заливную рыбу и колбасную нарезку, вернулся за тарелками с селёдкой под шубой. Кот, чуя заветный запах рыбки, сопроводил Василия до балкона.

«Ох, и обжора же ты, приятель,- улыбнулся Вася, отодвигая ногой с дороги кота. — Потерпи до Нового года». Аккуратно вынес один салатник, пристроил его на свободное местечко на балконном столике. Только обернулся, чтобы идти за вторым, как услышал щелчок. Балконная дверь захлопнулась! На подоконник вскочил кот, не он ли приложил к этому пушистую лапу с острыми коготками…

«Васька, открой дверь! Нажми на ручку, ты ж умеешь!» — приказал запертый на балконе глава семейства. Кот не шелохнулся… Василий пригрозил ему кулаком: «Открой немедленно!» Постучал по стеклу, но ни жена, ни дочка не услышали.

***

Васька, удостоверившись, что он теперь в доме хозяин, запрыгнул на стол и погрузил свою усатую морду в салат. Облизал майонез, аккуратно сдвинув лапой морковь и свёклу, добрался до заветной селёдки. Наелся от души и улёгся на столе, как в былые времена, времена Марьи Ивановны. Эх, где она, голУба, родная душа, хозяюшка добрая-предобрая, любимая-прелюбимая? Как же они хорошо с ней жили, душа в душу, ценили друг друга. И куда же она подевалася? Как без него, Васьки, живёт? Кого салатом с селёдкой кормит, котлетками, колбаскою? Кто о ней заботится, мурлычет, согревает её зимними вечерами?

Неожиданный звонок в дверь застал врасплох всё семейство. Мама с дочкой хлопотали на кухне, украшали приготовленные блюда, последние штрихи — и всё готово! Не дождавшись, чтобы дверь открыл муж, Верочка вышла в прихожую и впустила гостью, которая была вписана в список приглашённых на праздник самой последней.

На пороге переминалась с ноги на ногу Марья Ивановна: — Спасибо, что позвали! Решила пораньше приехать, может, чем помочь. Вот, селёдку под шубой привезла. У меня особый рецепт, с яйцом, Васенька очень любит. Как же я по нему скучаю! Не могу без него. Заберу, если позволите. А вы для Юлечки другого котёночка возьмёте.

— Да вы раздевайтесь, проходите, Марья Ивановна! Посмотрите, как мы устроились. Спасибо за салат, попробуем все вместе, — захлопотала Вера, принимая аккуратно упакованную салатницу и помогая снять гостье пальто. Проводила в зал, включила свет. В тот же миг арестованный на балконе Василий забарабанил по оконному стеклу. А кот Васька, возлежавший у блюда с остатками сельди под шубой, в два прыжка преодолев стол, оказался на руках у любимой хозяйки. Ну как его ругать после этого?

***

Новый год встретили отлично — со множеством гостей, танцами, тостами, пожеланиями, подарками! И все хвалили хозяюшек Веру и Юлечку за вкусное угощение. Юлька радовалась конькам и новой кукле Барби, очаровательной блондинке в таких же кудряшках, как и она сама. Золотую рыбку Юле привезла бабушка, а маленького котёнка девочка подобрала во дворе по весне. Назвала Барсиком. Мама разрешила, и папа одобрил. Ванечка тоже не возражал, агукал и улыбался. Такие вот чудеса…

Наталья Кравцова

© Наталья Кравцова
Страна: Россия
Фото: Источник
Публикация: Юлианна Ко

Друзья! Пожалуйста, при использовании текстов сайта указывайте авторов произведений и ссылку на источник. Спасибо вам за то, что проявляете уважение к людям и закону об авторском праве.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Лучшее в «Бочонке»

Ещё ❤